Испытания на спортивном пути

Начало четвертого десятилетия для развития спортивного альпинизма в нашей стране представлялось многообещающим.

В 1954 г. количество спортивных восхождений резко увеличилось, а число участников их достигло 12 500. Только по маршрутам 4-й и 5-й категорий трудности прошли 1540 спортсменов (на 30% больше, чем в 1953 г. и в восемь раз больше, чем в 1940 г.). Этот успех вселял надежды на еще большие достижения восходителей в дальнейшем.

Широкое развитие спортивного альпинизма в нашей стране совершенно не означало, что он имел какие-то преимущества перед массовым альпинизмом. Он развивался в тех же условиях. Основной формой подготовки спортсменов-разрядников были те же альплагеря. Да и отводилось в них разрядникам в среднем не более четверти мест. Значительную, с каждым годом увеличивавшуюся массу разрядников готовили на сборах, в спортивных альпиниадах и внелагерных мероприятиях.

Такими же темпами спортивный альпинизм рос и в последующие годы. Число участников спортивных восхождений возрастало примерно на 10% в год. Еще заметнее увеличивалось число спортсменов, прошедших по маршрутам 4-й и 5-й категорий трудности. К 1958 г. оно превысило 2000. А число восходителей на самых сложных маршрутах, классифицированных 5-й категорией трудности, за четыре последующих года (1954—1957) возросло более чем вдвое и подходило к цифре 500. При тех темпах развития спортивных восхождений можно было ожидать, что к 1963 г. количество победителей вершин по маршрутам 4-й и 5-й категорий возрастет в два раза, а по маршрутам только 5-й категории — в четыре раза. Однако в результате передачи альплагерей в ведение ЦТЭУ темпы развития спортивного альпинизма, как и массового, с 1958 г. резко пошли на убыль.

Следует отметить, что многие комитеты по делам физкультуры и спорта, а также спортивные общества и ведомства, пойдя навстречу пожеланиям общественности, со следующего сезона резко увеличили количество сборов и экспедиций. В итоге уже в 1959 г. число восходителей по спортивным маршрутам стало увеличиваться. Еще большего спортивный альпинизм достиг в 1960 г. когда число спортсменов-альпинистов возросло на 12% по сравнению с самым результативным в этом отношении 1957 г. Число же участников сложнейших восхождений выросло даже на 15%.

Вместе с тем такое в определенной степени однобокое форсирование спортивного альпинизма сказалось на качестве подготовки спортсменов-разрядников. Основной формой ее стали сборы. Постановка работы на них далеко не всегда была качественной. Так, на ряде мелких сборов тренеры и участники не были достаточно подготовлены к серьезной самостоятельной деятельности. Явно сквозило намерение подменить спортивно-тренировочную работу форсированием восхождений. Это приводило к упрощению восхождений и особенно проявилось в так называемых «комбинированных» выходах.

Суть их заключалась в том, что весь состав сбора (или большая его часть) поднимался на высокорасположенное горное плато либо перемычку гребня хребта и оттуда совершал восхождения на окружающие вершины. При этом участникам каждое восхождение засчитывалось полной категорией, в то время как классификация маршрутов предусматривала оценку любого восхождения по сумме трудностей от подножия до вершины. Участники таких сборов проходили только часть классифицированного пути и не получали полноценного опыта, хотя формально и приобретали очередные разряды. Малый опыт, полученный ими на предшествующей ступени спортивного совершенствования, сказывался впоследствии в неудачных восхождениях и в несчастных случаях.

После передачи альплагерей спортивным обществам спортивный альпинизм вновь начал набирать темпы. Общее число участников восхождений возросло по сравнению с 1958 г. на одну треть, а число восходителей по маршрутам 4-й и 5-й категорий трудности — почти в три раза. В 1963г. число восходителей в ежегодных мероприятиях превысило довоенный 1940 г. более чем втрое, а число участников сложнейших восхождений — в 16 раз.

Весомый вклад в развитие спортивного альпинизма внесли экспедиции (их проводилось 5—7 в год), а также внелагерные мероприятия горных республик и областей: Казахстана, Грузии, Киргизии, Узбекистана, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Активно действовали спортсмены-альпинисты Украины, Прибалтийских республик, Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону, Свердловска, Челябинска, Магнитогорска.

К 1964 г. спортивный альпинизм поднялся неизмеримо по отношению к довоенному уровню. При этом рост мастерства наших восходителей отмечался во всех классах восхождений: технических, траверсах и высотных. В первом из этих классов ярким примером могут служить прохождения сложных стенных путей к вершинам. Широкое развитие приобрели траверсы, ставшие национальным классом восхождений. Различные по сложности и продолжительности, они требовали длительной подготовки, серьезной тренировки (особенно выносливости), высокого уровня тактического мышления. Длительные комбинированные траверсы проводились на Кавказе и в горах Средней Азии на всех высотах, вплоть до 7000 м.

В те годы большое распространение получили в нашей стране высотные восхождения. Часто они совершались не только по наиболее доступным путям, но и по таким, которые встречаются на маршрутах стенных восхождений. Много было первопрохождений и даже первовосхождений, причем сложные пути к вершинам, только что пройденные выдающимися мастерами, проходились затем другими командами, в которых было не мало способной молодежи.

Усовершенствованная советскими альпинистами тактика высотных восхождений и выработанная собственная методика высотной акклиматизации позволили покорить многие высочайшие вершины родных гор.

В 1955 г. оказывая помощь альпинистам Китайской Народной Республики в развитии высокогорного спорта, советские горовосходители пригласили их на Памир, где было совершено совместное восхождение на пик Октябрьский (6780 м). В 1956 г. советских альпинистов пригласили в горы Китая. Предстояло взойти на никем еще не побежденные вершины Музтагата (7546 м) и Конгур (7579 м). На Музтагату взошли 19 советских и 12 китайских альпинистов. Штурм Конгура оказался более сложным. Преодолевая ледопады, острые гребни и ледовые стенки, 6 советских и 2 китайских восходителя покорили и эту вершину.

Победив в первовосхождениях Музтагату и Конгур, китайские альпинисты мечтали организовать восхождение на высочайшую вершину мира — Джомолунгму. В этом решении их укрепляли успешное покорение вершины Гунгашань и совместное с советскими коллегами восхождение на пик Ленина в 1958 г. Вскоре советские альпинисты приглашаются к участию в экспедиции, намеченной на 1959 г. Отсутствие опыта восхождений на восьмитысячники, а также недостаточная изученность путей подхода и штурма Джомолунгмы с севера настоятельно требовали детальной разведки района будущего восхождения. Снабдив китайских партнеров значительным количеством снаряжения и оборудования для штурма высотного полюса Земли, советские альпинисты приняли участие и в разведывательном выходе.

Осенью 1958 г. к леднику Ронгбук прибыла группа китайских и советских восходителей. Из наших участников в нее были включены Е. Белецкий, Л. Филимонов и А. Ковырков. В процессе разведки объединенной группе удалось подняться к Северному (Чанг-ла) перевалу, сделать предварительные заброски снаряжения и наметить путь штурма вершины. Экспедиция была намечена на весну 1959 г. Обе стороны, китайская и советская, энергично готовились к предстоящему штурму Джомолунгмы.

Совместная экспедиция не состоялась из-за вооруженного конфликта между Индией и Китаем. В 1960 г. китайские альпинисты осуществили восхождение на Джомолунгму, но уже без советских восходителей. А обострившиеся взаимоотношения между нашими странами по вине китайской стороны исключили и совместные мероприятия альпинистов обеих стран в дальнейшем.

Несмотря на это, практика советского альпинизма с полным основанием подтверждала, что наши высотники вполне подготовлены к восхождениям на восьмитысячники. Ведь уже к 1958 г. среди советских альпинистов было более 200 покорителей вершин выше 7000 м, а многие из них побывали на семитысячниках не однажды.